Первый Съезд: цирк сгорел, клоуны разбежались

Первый Съезд: цирк сгорел, клоуны разбежались

Сергей Черняховский: «Изначально отражавший волю большинства страны Съезд народных депутатов СССР был превращен в инструмент манипуляции сознанием общества»

О Съезде народных депутатов СССР, собравшемся тридцать лет назад, страна почти не помнит. Во всяком случае, судя по опросу ВЦИОМа: хорошо знают о нем 15% граждан, что-то слышали – 42%, слышат впервые – 43%. А в группе 25-34 года эти же цифры составляют соответственно 10%, 44% и 46%.

Первый Съезд: цирк сгорел, клоуны разбежались

© РИА Новости, Юрий Абрамочкин

Правда, не нужно эти моменты списывать только на возраст: среди группы старше 60 лет, то есть тех, кто в 1989 году был старше 30 лет, говорят, что знают об этом хорошо 23%, кое-что слышали - 42% и впервые услышали только что – 35%. То есть треть тех, кто тогда был во вполне зрелом возрасте, просто не заметили либо забыли про этот Съезд.

В чем-то понятно: Съезд начался как большой митинг и через два с небольшим года разошелся, хотя его никто не разгонял, да и сам он никаких решений о самороспуске не принимал. Правда, постановив, что собирать его до окончания кризиса нецелесообразно.

И когда в начале 1992 года его попытались собрать те из депутатов, которые все-таки считали, что у них есть некие государственные обязанности перед страной и избирателями, большая часть депутатов на Съезд не явилась.

Что он делал, кроме как стал основателем регулярных политических шоу в прямом эфире – сказать сложно. Судя по опросу, из тех, кто вообще знает что-либо об этом съезде, 23% думают, что собирать его было нужно, 42% – что скорее нужно, чем не нужно, 17% - что в том или ином варианте и собирать его было не нужно, а 18% затруднились ответить, зачем все это было нужно.

Что Съезд принес пользу полагает 9%, что скорее оказал положительное влияние, нежели отрицательное – 22%, скорее отрицательное – 16%, резко отрицательное – 5%, никакого – 31%.

Впечатления и воспоминания о Съезде смутные и противоречивые: цирк сгорел, а клоуны разбежались.

Нужно или не нужно было его собирать – вопрос интересный, но риторический: кому нужно и для чего нужно?

Съезд собирался впервые за долгое время на альтернативных началах. Собирался в условиях возникающих кризисных явлений в экономике, вызванной экзотическими нововведениями правительства, начинающегося политического и идейно-политического раскола в обществе, вызванного как странными политическими решениями, так и развернутой рядом СМИ, находившихся под покровительством части высшего политического руководства страны, информационно-психологической войной против ценностей и настроений большинства общества.

Причем объявленные альтернативные выборы проходили в некой шизофренически-экзотической атмосфере: от партийных структур Центральный комитет КПСС категорически требовал оказывать максимальную поддержку противникам КПСС. Когда на выборах в Академии наук СССР голосовавшие отказались поддерживать А.Н.Сахарова, выборы отменили, состав выборщиков изменили и Сахарова избрали.

СМИ упорно вписывали в сознание людей мысль, что быть против КПСС и социализма – это хорошо, история СССР, да и России – темная и плохая, защищаться от давления извне – плохо, в космос летать не надо, потому что лучше делать больше колбасы.

Тем не менее, порядка 90% избранных депутатов были как минимум формально членами КПСС, а когда на Съезде началось политическое противостояние между отражавшими настроения, скажем так, «просоветской» и «прозападной» части общества, оказалось, что общее число сторонников названных «диссидентских» взглядов («Межрегиональная депутатская группа», МДГ) набирает примерно 300 голосов из 2250 общего числа депутатов. А когда постоянные демарши и эпатаж стали все больше надоедать наиболее устойчивому ядру съезда и они стали создавать свою депутатскую группу, она уже на старте собрала более семисот депутатов.

То есть на Съезде в подавляющем большинстве были люди, как минимум лояльно относящиеся к конституционному строю страны, Компартии, и Союзу ССР в целом. Закончилась их совместная деятельность уничтожением конституционного строя, запретом КПСС и разрушением союзного государства.

Съезд имел все, чтобы конструктивно работать и отметать любые инициативы противников страны и строя. И тем не менее, каждый раз тонул в бессмысленных дискуссиях, либо чуть не с голоса принимал нелепые решения, либо не мог проголосовать за решения, имевшие за собой большинство голосов депутатов.

Что интересно: когда в начале 1990 года ему было предложено проголосовать за отмену 6-й статьи Конституции о руководящей роли КПСС, делегаты дружно за отмену голосовать отказались. И потом приняли – когда от них этого в порядке партийной дисциплины потребовал Пленум ЦК КПСС.

С самого начал работа Съезда оказалась дезорганизована и в значительной степени превращена в клоунаду, а реальные настроения и предложения, отражавшие волю большинства, целенаправленно блокировались либо игнорировались руководством Съезда и страны.

Сама стилистика ведения Съезда предопределяла его самодискредитацию, паралич и приобретение характера клоунады.

Было несколько предопределивших это организационно-стилистических моментов, навязанных Съезду высшим политическим руководством.

Первое. Был установлен режим работы Съезда с трансляцией хода его заседаний в прямом эфире. Неизбежным последствием этого стало превращение заседаний в способы рекламного эпатажа депутатов, быстро понявших, что их политическое будущее зависит не от работы на улучшение положения граждан – а от шумности и наглости выступления на трибуне в прямом эфире, создающем впечатление их честности и гражданской смелости.

Второе. Сторонники конституционного строя страны и, на тот момент, самого Горбачева, составляли подавляющее большинство на Съезде, не было никакой сложности ни лишить эпатирующих депутатов голоса и мандата, ни просто игнорировать их наглость, каждый раз отвергая их заявления и эпатажные предложения.

Однако руководство избрало стиль т.н. «выработки консенсуса», на практике означавшего, что при любом расхождении мнений большинства и меньшинства, президиум отказывался признавать позицию большинства, срывая наметившееся голосование, и соглашался принимать решение только при условии «согласия» большинства и меньшинства.

В результате агрессивно-эпатажное меньшинство, составлявшее около 10% депутатов, вело себя все боле агрессивно, наращивая и увеличивая свои требования.

Третье. Учитывая реальный расклад сил на Съезде и в обществе, у Горбачева и его окружения были неограниченные возможности принятия любых необходимых законов и решений по оздоровлению общества и подавлению центробежных тенденций в стране. Однако оказалось, что у него нет никаких вменяемых предложений по развитию страны и наведению в ней порядка.

Руководство страны и Съезда пошло не по пути объединения страны вокруг того или иного Большого Проекта, а по пути постоянной апелляции к депутатам и попытки узнать у них, что же ему нужно в складывающейся ситуации делать, в результате работа съезда свелась к бесконченым дискуссиям на общеполитические темы.

Четвертое. Абсолютно несоразмерная роль придавалась позиции депутатов от Москвы, Ленинграда и Прибалтийских республик, явно контрастировавшая с позицией страны. По существу – именно им явочным порядком было передано право определять повестку дня, действовать с нарушением регламента и саботировать голосование при неудобном для них раскладе голосов.

Пятое. Либо сознательно, либо в нелепом стремлении демонстрировать толерантность к мнению меньшинства и готовность учитывать его волю Горбачев и Президиум Съезда практически использовали антиконституционно ориентированное меньшинство из столиц и Прибалтики для блокирования работы большинства Съезда.

В конечном счете, изначально отражавший волю большинства страны и настроенный в большинстве своем на реальную политическую работу Съезд народных депутатов СССР был превращен в инструмент манипуляции сознанием общества, подавления воли большинства граждан и дестабилизации положения в стране, что в итоге обернулось разрушением Союзного государства, низвержением конституционного строя и гибелью в результате этого миллионов граждан в развязанных межнациональных конфликтах.

И когда страна оказалась на этой черте, Съезд прекратил свои увеселительные заседания и разошелся.

Цирк сгорел, клоуны разбежались.

Источник

Редакция: info@reallycom.ru | Карта сайта: XML | HTML | SM
2019 © "Интернет-Реальность". Все права защищены.